Ведьмак и ведьмачка: Предназначение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Смысл жизни

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Это сборник моих рассказов на депресняковые темы)))

2

Рассказ первый
Туда, где свет.
Дождь упорно стучал в окно, на улице завывал ветер. Такой холодный, такой чужой… Но в семейном особняке было тепло: всегда горел камин, гоняя тепло по комнатам, а слуги поддерживали огонь.
Эллис неслась по коридору. Пламя свечей трепетало от её движения. Девушка влетела вверх по винтовой лестнице, побежала по коридору второго этажа. Мягкий ковёр ласкал босые ноги, пышная юбка бального платья шуршала при каждом шаге, волосы, выбившиеся из пышной причёски, развевались от ветерка. Только что разошлись последние гости с маскарада, слуги разгребали конфетти, а родители удалились в свои покои. Но Эл было всё равно. Все её мыли были заняты одним: «Хоть бы он пришёл… Он не мог со мной так поступить…»
Она подлетела к дубовой двери в свою комнату, рванула серебряную ручку… Она любила серебро. От неожиданности служанка Моргана, убиравшая покои, вздрогнула и прижала к себе подушку. Эллис некоторое время смотрела в голубые глаза девушки, та в это время облегчённо вздохнула и продолжила уборку.
-Ох, миледи, вы меня так напугали! – улыбнулась служанка, взбивая подушку в белой наволочке. Эл безразлично глянула на неё. Она ведь не многим старше неё. Всего на год. Эллис семнадцать, Моргане восемнадцать.
Дворянка прошла в комнату, притворила за собой дверь и быстрым шагом прошла к двери на балкон. Серое небо давило на разум, мелкие капли дождя напоминали слёзы. Эл подавила стон, вдохнула полной грудью и слегка повернула голову в сторону служанки.
-Моргана, он… он не приходил? – спросила она. Голос предательски дрожал, слёзы вот-вот хлынут из карих глаз, а губы скоро будут искусаны в кровь. Весь праздник девушка только и думала, что о нём…
Служанка медленно выпрямилась, посмотрела в глаза дворянке и печально улыбнулась.
-Нет, миледи…
Эллис в порыве чувств саданула кулачком по стекла, от чего Моргана аж подпрыгнула. Из груди девушки вырвался всхлип, но слёз не было. Небольшая, слегка огрубевшая от постоянной работы ладонь служанки легла на плечо дворянки.
-Миледи, я уверена, он обязательно придёт.
Эл подняла карие глаза, снова посмотрела на серое ночное небо и опустила веки.
-Не придёт… Его нет уже неделю…
Дворяночка резко обернулась и обняла Моргану.
-Я не знаю, что мне делать! Моргана! Уже неделю от него ни слуху, ни духу! Я плачу ночи на пролёт, не сплю, всё жду его! А его всё нет… Почему? Вдруг с ним что случилось?! А вдруг… он… меня… - голос девушки сорвался, она разревелась, прижимаясь к служанке, которая была ей и подругой, и второй матерью.
Моргана гладила Эл по спине, покачивалась взад-вперёд и шептала что-то успокаивающее. Но дворянка не слушала. Она вспоминала его. Того одного, единственного, родного… Возьмёт за руку, притянет к себе и поцелует, так нежно и так… Скажет: «Я люблю тебя, родная. Не отдам никому»… Родная… Родная! Так он её называл…
Он – профессиональный вор, тот, кого ищет стража всей страны. А она – юная утончённая дворяночка… И Эл его любила. И с чего же всё началось? Этот первоклассный вор волей судьбы оказался в их семейном особняке. Решил стащить фамильный бриллиант размером с хороши кулак… Стащить-то стащил, но попался. Стал убегать и решил спрятаться в одной из комнат. Этой комнатой оказалась спальня Эллис… Она помогла ему бежать через балкон. И на следующий день они встретились в городе на рынке… Он, конечно же, что-то хотел украсть,  а она хотела купить серебряную цепочку. И снова карие глаза встретились с серыми… Эл узнала его, и он ни с кем бы её не спутал… Эл не вернулась домой на ночь. Он и она гуляли по парку, любовались звёздами и плескались в фонтане… С тех пор они не расставались. Он приходил к ней каждую ночь… И лишь Моргана знала о тайне юной дворянки… И вот теперь его нет уже неделю… Попал в беду? Стража сцапала? Или она ему больше не нужна?
-… и всё будет хорошо, - закончила служанка свой монолог, продолжая похлопывать Эллис по спине. Девушка перестала плакать, просто прижималась к Моргане в поисках опоры. Эл отстранилась от девушки, посмотрела в её голубые глаза и печально улыбнулась.
-Спасибо тебе. Ты настоящий друг.
Служанка смущённо опустила глаза.
-Благодарю, миледи…
-Не стоит благодарности. Теперь оставь меня одну…
Моргана попрощалась лёгким реверансом и вышла¸ шурша платьем. Эллис снова обратила взор к небу.
-Зачем… - прошептала она. – Зачем ты оставил меня?! Почему?! Рыдания снова стали душить её, дворяночка упала на колени, зажала голову руками, и слёзы хлынули на щёки. Сердце готово было вот-вот разорваться, в душе, будто сотни чугунных котлов… Тяжело… Холодно… Одиноко…
-Почему?! – выкрикнула Эллис, возведя руки к потолку. Она опустила руки, запрокинула голову, слёз стекали по щекам. Так она просидела около десяти минут. Ничего не хотелось… Хотя… Может, быть?..
Эл подняла с колен, даже не одёрнув подол платья. Дрожащими руками девушка рванула на себя двери на балкон. Промозглый ветер ворвался в её покои, задув свечи и слегка притушив камин. Дворяночка медленно ступала по ледяному, мокрому полу балкона, подставив лицо дождю. Капли смешивались со слезами… Вскоре промокло белое платье. Девушка подошла к бортику балконы, опёрлась о него руками и посмотрела вниз. Мысль сменяла одна другую. Одна ужаснее другой… Но лучше уж так, чем жить без него…
Эллис гордо вздёрнула голову, развернулась на пятках и прошла к стене, овитой плющом. Девушка перекинула ногу через бортик, сунула ступню меж стеблями растения и полезли наверх, на крышу. Платье было уже настолько мокрое, что с него текли ручейки. Ледяной воздух врывался в лёгкие, дворянка тяжело дышала. Но шла к цели. Крыша была скользкая, чудом Эл удалось устоять на ней. Сердце отчаянно было в рёбра, грудь ходила ходуном, а страх сковал тело… Но иначе нельзя…
Эллис подошла к краю, посмотрели вниз, на землю, покрытую мокрой травой. Она уже чувствовала боль падения… Но никак больше… Не хотелось жить… Эл занесла ногу над «пропастью», вдохнула последний раз и прошептала:
-Прости… Прощай…
Слёзы всё текли по щекам, смешиваясь с дождём… Эл шагнула вперёд, раскинув руки, словно птица. На губах играла загадочная улыбка, но в груди что-то сжималось и болезненно ныло, словно какой-то склизкий спрут расползается внутри…
Вдруг чьи-то руки обхватили девушку за талию и оттянули назад. Эллис отпрянула, прижавшись к кому-то спиной. Руки сжали её, но не сильно… Нежно, как бы любя.
-Ты чего творишь? – услышала Эл шёпот у себя над ухом. Такой знакомый, родной, ласкающий, бархатный… Невольный стон вырвался из груди девушки, она резко обернулась, обхватила любимого за шею и заглянула в серые глаза… Лицо, как всегда, скрывал капюшон, губы искривились в улыбке, от которой приятный жар пробегал по телу… Не найдя слов, Эл губами притронулась к его губам… И родился поцелуй… Такой же, как и сотни тысяч поцелуев до него. Нежный, сладкий и в то же время страстный. Он прижимал девушки к себе, слёзы всё ещё катились по её щекам. Она прижалась щекой к его щеке, не желала разжимать рук, обвивших его плечи… Он вытер слёзы на её лице, тёплые, родные глаза цвета металла смотрели с такой любовью…
-Дурочка… - прошептал она, улыбка обнажила белоснежные зубы.  Эллис тоже улыбнулась, снова прижалась к нему:
-Может, и дурочка… Но твоя дурочка…
Он прижал её к своей груди, тихо рассмеялся.
-Да уж. Моя. И больше ничья.
Сердце Эл, что только что разрывалось от боли, вдруг налилась таким светлым и тёплым чувством, что хотелось лететь. Лететь туда, где свет. А в этом свете он и она. И ещё кто-то. Тот, о ком ещё не догадываются ни он, ни она. Тот, когда Эл носит под сердцем, и который когда-нибудь назовёт её «мама».

3

Рассказ второй
Без названия
http://keep4u.ru/imgs/b/080722/c9/c9a4be524acb8d4c1e.jpg
Тарелка пролетела над головой и с громким звоном разбилась о стену. Джин ошарашено проводила её взглядом, посмотрела на осколки и резко повернулась в сторону матери.
-Ты чего?! Офигела?!
Ещё одна тарелка разбилась о стену над головой девушки.
-Ты как с матерью разговариваешь?! – еле шевеля языком, проорала пьяная мать. Некогда ярко-серые, цвета расплавленного серебра глаза поблёкли от постоянной пьянки. – Я из-за тебя ночей не спала! Кормила, пелёнки твои стирала, а ты? Чем ты мне отвечаешь?
Мать заглохла, посмотрела раскосыми глазами на дочь и свалилась на задрипанный диван. Джин возмущённо фыркнула. «Как она меня достала… Убью… Убью! Нет… Спокойно…». Сжимая ладони в кулаки, девушка глубоко дышала, пытаясь унять очередной приступ ярости. «Раз… Два…» Ногти впились в нежную кожу, по ладошке побежали струйки крови. «Три… Четыре…» Постепенно она пришла в себя, а гнев, что только что застил ей глаза, прошёл. «Чёрт, я её ненавижу!» Девушка тряхнула головой, отгоняя мысли.
Мать тем временем потянулась за полупустой бутылкой дешёвого портвейна, стоявшего у дивана. Джин кинулась вперёд и перехватила бутыль. Женщина подняла раскосые глаза, состроила недовольную мину и протянула руку с обкусанными ногтями.
-Верни, - пролепетала пьяница.
Джин прижала к себе бутылку и покачала головой. Глаза матери налились кровью, она гневно сплюнула на засаленный ковёр и сквозь зубы прошипела:
-Верни!
-Да пошла ты! – прокричала девушка и вылетела из квартиры. До самого первого этажа были слышны ругань и сплёвывания, звон пустых бутылок и звук бьющихся о стены тарелок.
Джин вышла из подъезда, громко хлопнув металлической дверью. Она на время остановилась, окинув полуразвалившуюся пятиэтажку, в который жили только она с матерью, да ещё три семьи нищих и алкоголиков. А ведь когда-то Джин, мама и папа жили в центре города, в своём собственном двухэтажном коттедже. Они жили дружно, весело проводили выходные, постоянно выезжали за город и души друг в друге не чаяли. А когда родились двойняшки, Джейк и Лили, семья стала ещё более сплочённой. Но переломный момент наступил, когда полуторагодовалая Лили заболела, погуляв с мамой под дождём. Она тяжело заболела и через полгода умерла. Родители, одуревшие от горя, перестали обращать внимания на старшую дочь, Джин была предоставлена сама себе. Вскоре начались и ссоры. Отец и мать постоянно цапались, отец стал уходить куда-то на ночь и возвращаться только к вечеру, а через час снова уходил. Мама стала пить беспробудно, таскать Джин и Джейка по кабакам и барам. Там двенадцатилетняя Джин и шестилетний Джейк впервые попробовали алкоголь… Через год отец привёл домой молоденькую фифу, мать выгнал из дома, увидев, что она творит с детьми. Но малолетние алкоголики не могли без матери и выпивки и сбежали. Нашли мать в дешёвом притоне. Долгие судебные разбирательства,  постоянные тырышканья туда-сюда… Детей положили в наркологическую клинику. Джейк вылечился и вернулся к отцу. Джин же оказалась дурой. Она сбежала с клиники к матери в эту замызганную пятиэтажку… Теперь уже ровно пять лет девушка мучается с матерью и мучается сама. И другом ей стал лишь сон, который она видела все эти пять лет каждую ночь. Мужчина в чёрно-белом балахоне смотрит на неё, обнимает, как бы пытаясь защитить…
… Джин летела по ночной набережной, мелькая в свете фар и фонарей. Правая рука всё ещё прижимала к ней бутылку, никак не хотела выкидывать. Слёзы начали душить девушку, она еле их держала в себе, глотала противный ком в горле.
-Всё достало… Надоела. Почему я не осталась с отцом?! – разговаривала она сама с собой. –Мне восемнадцать… Я не закончила школу… Куда я теперь? – с этими словами Джин села на лавочку, спиной к реке. Руки снова затряслись, стало тяжело дышать…
«Всего чуть-чуть… Совсем немножко…» - рука сама потянулась к карману. Ладонь нащупала меленький порошочек в пакетике. Дрожащими руками девушка вынула его наружу, подняла на свет фонаря.
-Привет, моя радость, - улыбаясь, промямлила Джин и высыпала немного себе на ладонь. – Всего чуть-чуть…
Белая «радость» серебрилась в лунном свете и так манила… Она поднесла ладонь к лицу… Но кто-то перехватил её руку.  Возмущённая таким поступком, девушка резко повернулась к «обидчику» и заорала:
-Пошёл вон!
Силуэт даже не шелохнулся, кто-то продолжал держать её за руку.
-Не надо, - мягко произнес мужской голос.
Возмущение внутри Джин нарастало с каждой секундой.
-Да кто ты вообще такой?!
Послышался короткий смешок, мужчина обошёл лавочку вокруг и сел рядом с Джин.
-Я Путник. Давай назовём меня так.
Девушка фыркнула.
-Путник - не Путник, не мешай! – выкрикнула она, снова поднося ладонь к лицу. Рука мужчины выбила порошок из руки. Джин яростно крикнула и замахнулась, но Путник перехватил удар.
-Но-но, - произнёс он и отпустил. Злоба вдруг куда-то делась, Джин опустила руку и прикрыла глаза. Долгое время они сидели в молчании, было слышно лишь плеск воды.
-Чего тебе? – наконец, нарушила молчание девушка. Мужчина пожал плечами и закинул ногу на ногу. Наркоманка пыталась вглядеться в его лицо, но его скрывала тень.
-Кто ты?
Снова пожатие плечами.
-Да ну тебя… - фыркнула Джин, но не вскочила. Что-то её удерживало. Но что? Просто, почему то рядом с мужчиной было легко. Немного поёрзав на скамейке, девушка снова полезла в карман. Путник сжал её руку.
-Хватит уже.
-Отстань, - пробормотала она, отворачиваясь от мужчины. Он хмыкнул, похлопал девушку по плечу и встал.
-Так и будешь здесь сидеть? Тебе домой пора.
В ответ Джин фыркнула.
-Ты мне не указ.
Путник ещё раз хмыкнул и потянул девушку за руку, заставляя встать. Без церемоний, он потянул её чётко в сторону её с матерью дома. Ошарашенная до такой степени, что забыла, как нужно разговаривать, Джин смотрела глазами ака блюдца на мужчину. И покорно шла за ним. В огрызках мира, которые освещали фонари мелькала эта странная пара. Мужчина в годах, скрывавший лицо под сенью капюшона, и девушка – наркоманка, беспрекословно шедшая за ним. В очередном свете мелькнуло Путника. Что-то в сердце Джин ёкнуло. Где-то она его видела…  Такие знакомые голубые глаза, знакомое лицо… Добрый взгляд…
Джин не заметила, как они оказалась и железной двери подъезда. Путник открыл её, пропуская девушку вперёд. Она шла впереди, поднялась на пятый этаж и открыла дверь. Из квартиры тут же понесло перегаром, Джин невольно фыркнула.
-Знаешь, ты достойна большего, - услышала над своим ухом голос Путника. Таких слов Джин никогда не слышала… Она повернулась, чтобы поблагодарить мужчину ,но его уже не было. Ещё больше удивлённая девушка пошарила глазами по площадке, медленно зашла в квартиру и пошла в свою комнату. Из гостиной доносился храп. Мать спала, очевидно, уже напившись.
Девушка закрыла за собой дверь, свалилась на кровать и задумалась. Думала о чём-то своём, известном только ей. Сон накатился неожиданно. Снова снился мужчина в черно-белом балахоне. Он смотрел на Джин своими успокаивающими голубыми глазами, мягко улыбался. К нему подбежал маленький мальчик, очень похожий на мужчину. Вот только глаза… Глаза были точь-в-точь, как у неё. Мужчина подхватил мальчика на руки, мягко улыбнулся. Девушка невольно подалась вперёд, протягивая руку к малышу, тот потянул ручку к ней. Вдруг чёрная молния ударила прямо между ними, обожгла руку Джин. Она вскрикнула, отдёрнула её и посмотрела испуганными глазами на мужчину в балахоне. Он печально покачал головой и указал рукой куда-то в сторону. Девушка посмотрела туда и увидела саму себя. Она, сидя на лавочке, склонилась над своей ладонью, полной белого порошка.
Громкий крик разбудил Джин. Она резко села на кровати, ухватившись за свою шею и поняла, что кричала она сама. В квартире стояла тишина, даже мать не храпела. Сон мертвенным холодом блуждал в сердце, девушка испуганно смотрела на стену. Страх пробрался в душу, она вскочила с кровати, вытащила из заднего кармана джинсов пакетик с белым порошком и, подлетев к окну, выбросила его, замахнувшись со всей дури. Руки тряслись, тело не понимало, зачем девушка выкинула смысл своей жизни? Но разум и душа знали. Настал момент выбрать: семья и ребёнок или наркотики. Слёзы подступили к глазам, Джин, нервно дыша, опустилась на пол, захватив руками голову, и разревелась. Тёплые струйки слёз текли по щекам. Кто-то дотронулся до её плеча, сжал его. Всё ещё плача, она подняла голову. Это был Путник. Он тепло улыбался, глаза с такой любовью и теплотой смотрели на неё… Джин вскочила, кинулась мужчине на шею, пытаясь остановить слёзы. Она поняла – именно он являлся ей во снах. Именно он её судьба.
Путник гладил её по голове, по спутанным волосам и шептал:
-Не плачь. Теперь я с тобой. Теперь всё будет хорошо. Я помогу тебе, ты только не плачь…
И девушка верили ему. Она перестала плакать, просто стояла, обняв мужчину, и не думала ни о чём.
-То, что ты видела во сне, теперь будет твое судьбой. Ты выбрала свой путь. И я буду рядом с тобой.
Джин посмотрела в глаза Путнику, в его родные глаза…  Улыбнулась и снова прижалась к нему.
-Я люблю тебя, Джин. И никогда не брошу, - прошептал мужчина.
-Я приду следующей ночью за тобой, - и только она хотела сказать ,что не бросит мать, он сказал: - Её мы не бросим. С ней всё будет хорошо.
После этих слов он направился к окну, встал на подоконник и прыгнул… И только сейчас она заметила за его спиной крылья… Мягко улыбаясь, девушка смотрела ему вслед, пока её ангел-хранитель не стал точкой на горизонте. Джин мягкими шагами направилась в гостиную, где спала мать. Тихонько собрав пустые и полные бутылки, она выкинула их в окно. Потом тихо подошла к спящей матери, обняла её и впервые за долгие годы прошептала:
-Мама…